Publication

  • История Исламской философии

    пер. Филиппа Шеррарда. Лондон: Кеган Раул Интернэшнл в сотрудничестве с компанией Исламские Публикации, 1993. Стр. хviii, 445.

    ISBN HardBack:
    0 7103 0416 1
  • Труд Генри Корбина История Исламской философии был впервые опубликован в 1964  и (вторая часть “От Аверроэса до наших дней”) в 1974 годах. Этот изысканный перевод, сделанный Лайдейном и Филиппом Шеррардом, был опубликован в 1993 году с расширенной и частично обновленной переводами и источниками на английском языке библиографией. Однако, несмотря на появление в промежуточные годы многих изданий, исследований, переводов в большинстве областей Исламской мысли, продолжающаяся   привлекательность и особый интерес к этой книге продолжает заключаться в тех особых чертах, которые отличали этот труд, когда он был впервые издан; а именно, в поразительной широте интересов профессора Корбина ко многим ранее игнорируемым (пренебрегаемым) областям Исламской мысли (которая не оказывала прямого влияния на средневековую западную философию) и его особое, личное увлечение работами  мыслителей и основными тенденциями Шиитского Ислама, как  Двенадцатиричной, так и  Исмаилитской  традициями.


    Его история начинается с двух ключевых разделов - “Источники философского мышления в Исламе ” (с акцентом на “Духовное толкование Корана ”)  и “Шиизм и пророческая философия”, - представляющих собой по праву ценные философские сочинения. Эти вступительные разделы ярко отражают интерес профессора Корбина к вопросам и перспективам ранних шиитских мыслителей, к источникам и трудам, которым он обучал на своих курсах и которые редактировал и обсуждал в плодотворных Эраносских сочинениях, которые в свою очередь продолжали оказывать влияние на творчество известных поэтов, психологов и ученых-исламоведов. Несколько из тех более глубоких исследований по раннему Шиизму и Исламской мысли рассматриваются более подробно в его книге Циклическое время и Исмаилитской гнозис (английский перевод которой был также издан Исламскими публикациями, Лондон, 1983). Тогда как сегодня акцент Корбина особенно на исламские источники, темы и проблемы, изложенные во многих трудах мыслителей, может казаться естественным, даже вполне понятным (если не “политически корректным”), в то время, когда он впервые появился, он был радикальным и часто спорным отклонением.



    Исследования Корбина по раннему Шиизму, проведенные в постоянном диалоге с такими известными, эрудированными и плодовитыми учеными и друзьями (и частыми спикерами в Эраносе) как Мирча Элиаде, Гершом Шолем и С. Пинес, также демонстрируют его глубокую осведомленность как классическими эллинистическими источниками (гностическими, христианскими, еврейскими), так и родственными, “параллельными” религиозными традициями других частей мира. Поэтому эти вступительные главы должны продолжать представлять интерес для двух групп учащихся: студентов, изучающих “гностические” течения в религиозной мысли поздней древности (будь то в Христианстве, Иудаизме, Манихействе или в других направлениях), и студентов, изучающих относительные религии, особенно Индуизм и Буддизм. Узкие “ортодоксальности” современной Ваххабистской/Салафийской мысли, которые в общераспространенном, журналистском сознании так часто отождествляются с Исламом,  являются полной противоположностью глубоким и далеко идущим размышлениям очень ранних и довольно “авторитетных” мусульманских мыслителей, чьи идеи отражаются в названиях глав книги Корбина: профетология, имамология, гносеология, иероистория, метаистория, циклическое время и эсхатология. Современные студенты многих школ, особенно буддистской мысли, обнаружат тесные параллели с центральными вопросами в фактически каждой области духовного и метафизического отражения.



    Другим ключевым элементом в данной истории является важная глава, посвященная Сухраварди и его “просветительской” школе Ишраки, которая  суммирует доступные широкой, неспециализированной публике отличительные идеи и проницательность этой трагической фигуры (жизнь и учения этого человека имеют поразительное сходство с мучеником более позднего Ренессанса Джордано Бруно), чьи писания были  в центре внимания большинства продолжительных научных изданий и переводов профессора Корбина. Именно решающее знакомство с Сухраварди, начавшееся в конце 1930х годов, в конечном счете, привело Корбина к изучению Ирану и способствовало тому “ренессансу” (или, по меньшей мере, открытию Западом) традиционной Иранской Исламской мысли,  инициатором которого в большей степени принято считать Корбина. Эта глава продолжает быть полезным исходным пунктом для тех, кто обращается к увеличивающемуся количеству переводов работ Сухраварди, как философских трактатов, так и его “первых рассказов”, которые сам Корбин так драматично перевел на французский язык  - такие же интересные и оказывающие влияние на творчество художников, поэтов, кинорежиссеров, а также ученых.



    Понятие “философия” (или мы могли бы сказать сегодня “Исламская мысль”), лежащее в основе проекта Корбина, было достаточно широким и включало такие несопоставимые группы как плодовитые суфийские мистические представления и Калам(?) писания Газали и других авторов. Главы, посвященные этим двум обширным группам – которые теперь по собственному праву являются предметом (?) изучения широких вводных и обзорных обсуждений[1] представляют важные предпосылки для проблематичного “смешения” этих разных подходов, что так типично для всех более поздних Исламских писателей, обсуждаемых  во второй части этого издания (смотрите далее).  В своем заключении Корбин делает особый акцент, как мы могли бы ожидать,на тех особых личностях, – такие как Бастами, Халладж и Ахмад Газали – которые являлись самыми известными и наиболее влиятельными в иранской культурной среде, а также среди более поздних исламских мыслителей этого региона.


    Остальные главы первой части рассматривают те особые школы мысли, которые более тесно связаны по происхождению с эллинистическими моделями, прямыми переводами греческих текстов,  традицией толкования и которые раньше отождествлялись на Западе с “Исламской философией”, т.е.  с “философией и естественными науками”, “эллинизированными философами”. Отдельная глава посвящена философам Андалусии, которая также включает Ибн Масарра, несправедливо игнорируемого предшественника великого мистика Ибн Араби. Здесь снова, в особенности включив  фигуры подобные Джабир ибн Хайян и более широкие традиции алхимии, а также “эзотерические науки”, Корбин (несомненно, под влиянием своих друзей Паула Крауса и М. Элиаде) был одним из первых, кто представил более широкой, неспециализированной публике пренебрегаемыми ранее, сложные, но сильные аспекты ранней, классической Исламской мысли (отраженные с тех пор в обширном био – и библиографическом компендиуме  Ф. Сезгина и его коллег), которые до сих пор требуют творческих сравнительных исследований.



    Вторая часть книги Корбина сосредоточена на более поздних мусульманских мыслителях (“от смерти Аверроэса”) и отражает обширные (и до сих пор живые) традиции Исламской мысли, которые, главным образом, не были известны на Западе до того, как Корбин начал исследования (и публикации многочисленных критических изданий и антологий) в Иране в конце 1940х  годов. (Рассматриваемые интеллектуальные традиции были, главным образом, активны и созидательны на протяжении нескольких столетий по всему Субконтиненту, а также в  Оттоманской империи. Их активное выживание в Иране отражает неблагоприятные события колониальной эры больше, чем любое внутреннее разделение суннитских и шиитских направлений.) Этот раздел, первоначально подготовленный для известной энциклопедии Pleiade (1974), является очень кратким обзором, -  из-за его существенно био- и библиографического фокуса – который остается основным справочником  (для тех, кто ограничивается английским языком) по многим менее известным философам и богословам более поздних столетий. Основные подразделения (суннитскими, шиитскими и суфийскими мыслителями) были вероятно приняты для удобства, однако настоящие школы Исламской мысли, рассматриваемые здесь, охватывают такой же обширный, гетерогенный (неоднородный) спектр как и в первой половине этого издания: богословов, философов-рационалистов (включая Ибн Халдуна), суфийских поэтов, святых и мыслителей (включая краткие сведения о таких главных фигурах как Ибн ал-Араби и Джалал ал-Дин Руми), последователей школы Ишраки и шиитских философов от Муллы Садра до Сабзавари. Несмотря на то, что на протяжении последних десятилетий были проведены новые исследования, появились новые издания и переводы трудов нескольких из этих лиц – многие из этих работ проведены студентами и более молодыми коллегами, в различной степени  объединенными и поощренными Корбиным – это именно степень поразительной широты, энтузиазм и творческая энергия профессора Корбина, которые он, в большинстве случаях, фактически обобщает в своих новаторских исследованиях, переводах, изданиях и справочниках (антологиях), которые остаются классическими, даже незаменимыми работами, посвященными рассматриваемым лицам.



    Генри Корбин был мыслителем, поэтом (и в своей личной жизни музыкантом), а также ученым и историком. Его работы, на общие темы или в какой бы то ни было области исследования, продолжают выделяться среди самых эрудированных работ, прежде всего благодаря их способности вдохновить, их интуитивной (если не созидающей) проницательности, их заразительной симпатии к рассматриваемым мыслителям, их широте сравнительного видения и их способности передать постоянные, универсальные человеческие страсти и значения незнакомых слов и символов. Его История Исламской Философии служит достойным и  всегдаполезным  началом его вклада во многие богатыеобласти Исламской мысли.






    [1] Dear reviewer, я окончательно запуталась с этой фразой, не знаю правильно ли я поняла ее. Please, correct it if it’s wrong.















































































































































































































































































































































































































































































































































































  • Transcription
    Foreword
    Part One: From the Beginning Down to the Death of Averroës (595/1198)
     The Sources of Philosophical Meditation in Islam
      Spiritual exegesis of the Quran
      The translations
     Shiism and Prophetic Philosophy
      Preliminary Observations
      Twelver Shiism
       Periods and sources
       Esotericism
       Prophetology
       Imamology
       Gnosiology
       Hierohistory and metahistory
       The hidden Imaminfo-icon and eschatology
     Ismailism
      Periods and sources: proto–Ismailism
      Fatimid Ismailism
       The dialetic of the tawhidinfo-icon
       The drama in Heaven and the birth of Time
       Cyclical Time: hierohistory and hierarchies
       Imamology and eschatology
      The reformed Ismailism of Alamutinfo-icon
       Periods and sources
       The concept of the Imam
       Imamology and the philosophy of resurrection
       Ismailism and Sufisminfo-icon
     The Sunni Kalaminfo-icon
      The Mu‘tazilites
      The origins
      The doctrine
     Abu al–Hasan al–Ash‘ari
      The life and works of al–Ash‘ari
      The doctrine of al–Ash‘ari
     Ash‘arisminfo-icon
      The vicissitudes of the Ash‘arite School
      Atomism
      Reason and faith
     Philosophy and the Natural Sciences
      Hermeticism
      Jabir ibn Hayyan and alchemy
      The encyclopaedia of the Ikhwan al–Safa’
      Rhazes (al–Razi), physician and philosopher
      The philosophy of language
      Al–Biruni
      Al–Khwarizmi
      Ibn al–Haytham
      Shahmardan al–Razi
     The Hellenistic Philosophers
     Foreword
      Al–Kindi and his pupils
      Al–Farabi
      Abu al–Hasan al–‘Amiri
      Avicenna and Avicennism
      Ibn Maskuyah, Ibn Fatik, Ibn Hindu
      Abu al–Barakat al–Baghdadi
      Abu Hamid al–Ghazali and the critique of philosophy
     Sufism
      Preliminary remarks
      Abu Yazid al–Bastami
      Al–Junayd
      Al–Hakim al–Tirmidhi
      Al–Hallaj
      Ahmad al–Ghazali and ‘pure love’
     Al–Suhrawardi and the Philosophy of Light
      The restoration of the wisdom of ancient Persia
      The Orient of the Lights (Ishraq
      The hierarchy of the universes
      The occidental exile
      The Ishraqiyun
     In Andalusia
      Ibn Masarrah and the school of Almeria
      Ibn Hazm of Cordoba
      Ibn Bajjah (Avempace) of Saragossa
      Ibn al–Sid of Badajoz
      Ibn Tufayl of Cadiz
      Averroës and Averroism
     Transition
    Part Two: From the Death of Averroës to the Present Day
     General Survey
     Sunni Thought
      The Philosophers
       Al–Abhari
       Ibn Sab‘in
       Al–Katibi al–Qazwini
       Rashid al–Dininfo-icon Fadl–Allah
       Qutbinfo-icon al–Din al–Razi
      The Theologians of the kalam
       Fakhr al–Din al–Razi
       Al–Iji
       Al–Taftazani
       Al–Jurjani
      The Adversaries of the Philosophers
       Ibn Taymiyah and his followers
      The Encyclopaedists
       Zakariya al–Qazwini
       Shams al–Din Muhammad al–Amuli
       Ibn Khaldun
     The Metaphysics of Sufism
      Ruzbihan Baqli al–Shirazi
      ‘Attar of Nishapur
      ‘Umar al–Suhrawardi
      Ibn al–‘Arabi and his school
      Najm al–Din al–Kubra and his school
      Al–Simnani
      ‘Ali al–Hamadhani
      Jalal al–Din Rumi and the Mawlawis
      Mahmud al–Shabistari and Shams al–Din al–Lahiji
      ‘Abd al–Karim al–Jili
      Ni‘mat Allah Waliinfo-icon al–Kirmani
      Hurufisinfo-icon and Bektashis
      Jami
      Husayn Kashifi
      ‘Abd al–Ghani al–Nablusi
      Jalal al–Din Rumi and the Mawlawis
      Nurinfo-icon ‘Ali–Shah and the Sufi Renewal at the end of the eighteenth century
      The Dhahabis
     Shiiteinfo-icon Thought
      Nasir al–Din Tusi and the Shiite kalam
      The Ismailis
      The Ishraqi current
      Shiism and alchemy: al–Jaldaki
      The integration of Ibn al–‘Arabi to Shiite metaphysics
      Sadr al–Din Dashtaki and the school of Shiraz
      Mir Damad and the school of Isfahan
      Mir Findiriski and his pupils
      Mullainfo-icon Sadra Shirazi and his pupils
      Rajab ‘Ali Tabrizi and his pupils
      Qadiinfo-icon Sa‘id Qummi
      From the school of Isfahan to the school of Tehran
      Shaykhinfo-icon Ahmad Ahsa’i and the Shaykhi school of Kirmaninfo-icon
      Ja‘far Kashfi
      The schools of Khurasaninfo-icon
       Hadi Sabzavari and the school of Sabzavar
       The school of Mashhad
    Perspective
    Elements of a Bibliography
    List of Abbreviations
    Index
  •